Как похудеть в домашних условиях.

Секрет похудения в домашних условиях прост: переключиться с сахаросжигающего режима на жиросжигающий


Меньше инсулина, больше жизни

Почему нужно низкий уровень инсулина, если хотим жить дольше?

Физические упражнения могут заменить множество лекарств

Зачем нужны физические упражнения?

99 из 100 принимающих станины не нуждаются в них!

99 из 100 принимающих станины не нуждаются в них!

диета для здоровья, омоложения и долголетия

Диета для здоровья, омоложения и долголетия

подсчет калорий  признали бесполезным занятием

подсчет калорий  признали бесполезным занятием

Эффективность глюкозамина и хондроитина (Хондропротекторы) - миф или реалность?
Прием глюкозамина для суставов равна как плацебо эффект

Как вылечить артериальную гипертензию или гипертонию без лекарств?

Как вылечить артериальную гипертензию без лекарств?

Деволюция человека - человек не произошёл от обезьяны

Деволюция человека - человек не произошёл от обезьяны

Что мужчины должны делать, чтобы женщины не имитировали оргазма?

Что мужчины должны делать, чтобы женщины не имитировали оргазма?

остеопороз не вызвано недостатком кальция

Препараты кальция и молоко не лечат остеопороз!

Лучшая прививка или вакцинация – та, которая не сделана!

Лучшая прививка или вакцинация – та, которая не сделана!

Почему алкоголь в умеренных дозах способствует долголетию?

Почему алкоголь в умеренных дозах способствует долголетию?

Ожирение не наследуется - эпигенетическая болезнь

Ожирение не наследуется - эпигенетическая болезнь

http://zenslim.ru/content/%D0%9F%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D1%8B-%D1%81-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9

Почему возникают проблемы с потенцией?

Сухие завтраки не полезны, чем жареный сладкий пончик!

Сухие завтраки не полезны, чем жареный сладкий пончик!

частое питание малыми порциями может причинить вред вашему здоровью

частое питание малыми порциями может причинить вред вашему здоровью

В грудном молоке содержится более 700 видов бактерий

В грудном молоке содержится более 700 видов бактерий

Углекислый газ важнее кислорода для жизни

Углекислый газ важнее кислорода для жизни

Активированный уголь – не средство для похудения

Активированный уголь – не средство для похудения

Зачем голодать? Один день голодания омолаживает на 3 месяца

Зачем голодать? Один день голодания омолаживает на 3 месяца

Теория сбалансированного питания и калорийный подход к питанию — ложь

Теория сбалансированного питания и калорийный подход к питанию — ложь

нужно ли кодирование от алкоголизма?

Нужно ли кодирование от алкоголизма?

Благодарность дает силу и научить невозможному

Благодарность дает силу и научить невозможному

Мифы о пользе сыроедения

Мифы о пользе сыроедения

Синий свет сильно подавляет выработку мелатонина и мешает спать!

Синий свет сильно подавляет выработку мелатонина и мешает спать!

структурированная вода и похудение

Четыре благородные истины здорового веса

Как похудеть с инсулинорезистентностью?

Лучший способ набрать вес, это следование ограничительным диетам

Большой живот – причина преждевременной смерти

Если сбросить 5-7% от общего веса тела, то храп прекратится с вероятностью в 50%

Всеядность, вегетарианство, сыроедение – человек на любом из них может чувствовать себя достаточно комфортно и прожить долгую жизнь.

    Всеядность, вегетарианство, сыроедение – человек на любом из них может чувствовать себя достаточно комфортно и прожить долгую жизнь. Homo sapiens, бесспорно, самое всеядное из всеx живых существ, населяющих землю. Благодаря чему мы имеем такое отличие перед остальными представителями животного мира?

    Мы — плодоядные. Строение нашего тела «заточено» под употребление плодов, мы имеем средний по длине кишечник, и зубы у нас по строению нечто среднее между плото- и травоядными. Такая «усредненность» в организме, несомненно, позволяет нам иногда вкусить со стола тех и тех без серьезного ущерба здоровью.

    Еще у нас есть разум, который позволил минимизировать ущерб от потребления не свойственных нам продуктов, открыв тепловую обработку, приправы, смешивание и прочие хитрости. Но всё же основной секрет нашей гибкости и приспосабливаемости в другом.

    Для начала маленький пример.

    Волк идеально приспособлен для добычи энергии из плоти. Само мясо, благодаря укороченной толстой кишке, он максимально быстро удаляет из себя, минимизируя тем самым вред своему организму. У волка также есть чуткий нюх, клыки, когти, которые максимально приспосабливают его к определенному типу пищи. С другой стороны это и сильно ограничивает его в выборе и смене места проживания, а в итоге и выживания. Даже будучи в шаге от смерти волк не съест виноград или грушу. Человек же будет в схожей ситуации способен на более смелые поступки.

    Чем уже спектр приспособления, тем более организм привязан к определенным внешним условиям. Питание, к которому максимально приспособлено животное, мы называем видовым. Оно способно полностью удовлетворить нужды его организма. Точно так же к определенному спектру питания приспособлены все остальные представители животного мира.

    Кардинальное отличие имеет только человек, и оно вот в чем:
    в отличие от всего многообразия животных, человечество эволюционно пошло не путем отращивания специализированных органов питания (зубы, когти, многокамерные желудки и т.д.), а путем превращения себя в среду обитания для различных видов микроорганизмов.

    Что такое микрофлора?

    Организм человека просто набит различными микроорганизмами: микробами, вирусами и грибками. Простыми и более сложными. Кишечник, ротовая полость, кожа, кровь и пространства между клетками…  «братья наши меньшие» содержатся абсолютно во всех наших тканях. И клеток этих микроорганизмов в 10 раз больше, чем наших родных! (даже странно, как мало мы при этом уделяем этому внимания). Основная их масса сосредоточена именно в ЖКТ, в толстой кишке.

    Микрофлора для человека – это «набор инструментов», подбираемые организмом под различные условия обитания и систем питания. Видов бактерий составляющих микрофлору великое множество, и даже на сегодняшний день они крайне плохо изучены.

    Некоторые бактерии и микробы совместимы друг с другом, некоторые подавляют друг друга, тем самым вытесняя из своей среды обитания. Если наш организм состоит полностью  из «дружащих» организмов, не конфликтующих друг с другом — они образуют биоценоз.

    Биоценоз — это совокупность животных, растений, грибов и микроорганизмов, что заселяют определённый участок суши или акватории, они связаны между собой и со средой. Биоценоз — это динамическая, способная к саморегулированию система, компоненты (продуценты, консументы, редуценты) которой взаимосвязаны.  Такая устойчивая система обладает гомеостазом.

    Гомеостаз — саморегуляция, способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия. Стремление системы воспроизводить себя, восстанавливать утраченное равновесие, преодолевать сопротивление внешней среды.

    Т.е. когда подобные элементы собраны в систему, они сохраняют относительную стабильность при существенных внешних воздействиях.

    Именно наша микрофлора определяет, насколько мы сохраняем внутреннее постоянство при неблагоприятных изменениях во вне.

    Гомеостаз биоценоза – это основной источник нашего иммунитета. Устойчивая система просто не позволит враждебным бактериям вступить и полноправно «командовать» на своей территории.

    Именно устойчивость системы преимущественно влияет на эффективность всех функций микрофлоры! А качественный её состав влияет на выполняемые функции, т.е. общее КПД системы.

    Что микробы дают нам?

    Микрофлора – основной поставщик всего необходимого спектра витаминов и микроэлементов.

    Именно устойчивость системы, прежде всего, позволяет организму вырабатывать все, что нам нужно из поступающей пищи. И если вы «ищите» витамины, в каком-то конкретном продукте или аптеке – это первый признак неустойчивой, «инвалидной» микрофлоры. Более того, это не в нашей компетенции!

    Мы можем только предполагать, что нам нужно. А организм точно ЗНАЕТ!

    Так же только устойчивая микрофлора защищает от проникновения болезнетворных бактерий и ядов. И если даже это произошло, она даст максимально сильный отпор и выздоровление будет быстрым. Вред от ядов максимально смягчится или же они полностью выведутся из организма, нанеся минимальный вред.

    Следует понимать, что даже устоявшаяся гнилостная микрофлора тоже выполняет свои функции и гораздо эффективнее, нежели смесь различных несовместимых и неустойчивых «отношений». Что чаще всего и случается при нашем «сбалансированном» питании смесями и неудобноперевариваемой пищей. Запивая пивом пиццу и закусив все это мороженым вряд ли добиться устойчивости.

    Так же именно микрофлора «управляет» нашими желаниями и пристрастиями относительно еды. Бифидобактерии «требуют» белковой пищи и будут сильно «кричать», если длительное время её не получают. Бродильная флора любит сладкое, а кишечная палочка овощи и фрукты. Ну а если организм хочет то сладенького, то кисленького, то «нипоймичего» – это явный признак сильного нарушения флоры либо процесса активной её перестройки. При этом её функции сильно ослаблены.

    Как формируется микрофлора?

    Микрофлора строится исходя из внешних условий. Начиная с образа жизни, питания, погоды и заканчивая шампунями и кремами, которым мы пользуемся — все эти факторы влияют на набор организмов, соседствующих с нами.

    Наша флора в ЖКТ зависит от пищи. В слизистой дыхательных путей от качества вдыхаемого воздуха и курения. На коже от солнца, температуры, используемой бытовой химии и состава выделяемого через поры пота. Очень кардинальные отличия в составе микрофлоры у человека ведущего активный или пассивный способ жизни.

    Ученые удивляются когда находят микроорганизмов, способных помочь в переваривании сырого мяса у жителей севера. Либо у Японцев бактерии, позволяющие более эффективно усваивать их национальное лакомство, суши. Это совсем не чудо и не аномалия, а именно результат адекватного соответствия микрофлоры к внешним условиям.

    Так же важно понимать, что главенствующие типы микроорганизмов вытесняют тех, с которыми они в конфликте при условии численного преимущества. Тем самым любые микроорганизмы стремятся создать полноценный биоценоз.

    И так как большинство микрофлоры расположено непосредственно в ЖКТ, влияние пищи на общее состояние организма трудно переоценить.

    Какова роль микрофлоры в различных системах питания?

    Систем питания множество: плотоядность, плодоядность, смешанное питание и другие. Человек способен охватить широчайший их диапазон. Именно благодаря этому преимуществу мы населяем практически все уголки земного шара, пережили ледниковый период и многие катаклизмы.

    Выбор системы питания личное дело каждого. В современном мире каждая система имеет свои достоинства и недостатки.

    Если провести аналогию с автомобилем, то пища для человека выступает в роли топлива, а микрофлора работает как двигатель. Идеальное для человека топливо – то, которое полностью соответствует типу двигателя. Далеко не уедешь, заливая 95-й бензин в дизельный двигатель. Разные виды систем топливо+двигатель отличаются только КПД и отходами при работе.

    Отсюда следует, что оценивать пищу по таким показателям, как «полезность» и «вредность» уместно только в контексте системы, в которой эти продукты участвуют. Неэффективно заправлять свой дизельный двигатель бензином, даже если у соседа на нем все отлично ездит! Для сыроедов фрукты, безусловно, полезны, это источник энергии и всего незаменимого для них. А для человека предпочитающего мясную пищу, у которого преобладает другая микрофлора. Нет смысла в вопросе: «Какая еда полезней?», если неизвестно кто её ест.

    Так же не имеет смысла считать калории, белки и прочие составные части в одной системе, и сопоставлять с другой. Системы могут обладать слишком разными КПД!

    КПД же выше у той системы питания, микрофлора и пища которой ближе к видовое для нас питание – плодоедение.

    Максимальное соответствие микрофлоры к пище гарантирует получение всего необходимого организму.  А приближение питания к видовому, при условии соответствия флоры, не привносит в организм практически ничего лишнего. Другими словами — не вредит.

    Как перестраивается микрофлора и система питания?

    Выше было сказано, что для каждой системы питания оптимален свой набор микрофлоры. «Идеальная» микрофлора – это та, которая оптимально служит человеческому организму в данной окружающей среде.

    Переход из одной в другую систему питания, безусловно, возможен. Но он требует времени и усилий. Часто сопровождается кризисами и достаточно болезнен для организма. И чем чаще и кардинальней мы меняем свое питание, тем больший вред мы себе наносим.

    Если системы питания отличаются друг от друга ощутимо, то переход будет протекать более тяжело с большим количеством осложнений. В любом случае при резкой смене «топлива» происходит провал в стабильности работы организма. Ведь меняется топливо , но двигатель остается тот же! Чем переход плавнее, тем менее болезненный и окончание перехода откладывается дальше по шкале времени.

    Касательно перехода на сыроедение, как пример

    Сыроед – не тот, кто ест сырое растительное, а тот, кто ест сырое растительное как минимум два года.

    В ЖКТ размножаются и развиваются те, для кого условия и еда оптимальны. Изменив питание, мы постепенно перестраиваем микрофлору кишечника, и постепенно доводим базовую бактерию в нем, кишечную палочку (именно она питается клетчаткой и оптимальна для сыроеда), до преобладающего большинства. А «бродильщиков-гнильщиков» уменьшаем, оставляя их без привычной пищи – отходов животного белка, молочных продуктов и т.д.

    При резком переходе происходит очень существенный «провал». Некоторое время организм, питаясь запасами привычной пищи, чувствует себя в тонусе. Но как только запасы иссякли, он остается без привычных источников энергии. А с поступающей сырой растительной пищей «старая» микрофлора просто не знает что делать. Она просто не умеет извлекать из неё даже минимум, который необходим! Двигатель не тот. Проявляется это в общем недостатке энергии: слабости, сонливости, мерзлявости, отсутствии насыщаемости пищей и т.д. Организм скидывает максимум веса, т.к. чем он «легче», тем меньше его энергетические потребности. И именно эта позиция дефицита и является мощнейшим стимулом для перестройки микрофлоры. Так же неустоявшаяся флора «хочет» и старой и новой пищи одновременно. И чем больше неудачных попыток насытится сырой пищей, тем больше тянет на старую, более привычную!

    И как только процесс построения новой микрофлоры будет завершен (двигатель наконец-то будет соответствовать топливу), КПД усвоения пищи резко возрастет, все «временные неудобства» пропадут, а новая устоявшаяся микрофлора будет полностью обеспечивать тело энергией и всеми незаменимыми витаминами, аминокислотами и прочими радостями. Продолжится перестройка. Будут продолжаться работы по смене всех тканей на более качественные, но это все будет продолжаться уже в комфортных для человека условиях.

    Обратный процесс перехода тоже будет даваться тяжело, но протекать будет гораздо быстрее, ввиду большей агрессивности бродильных и гнилостных бактерий.

    Почему медицина не учитывает микрофлору в лечении заболеваний?

    Все ныне правящие школы медицины сложились до того, как роль микрофлоры стала хоть немного освещена. Поэтому, к сожалению, официальная медицина никогда эту сторону устройства человека практически не учитывает. Это очевидно хотя бы по частоте применения антибиотиков. 

    Цель современной медицины – лечение симптомов болезней, а не возвращение человеку состояния здоровья, в котором нарушениям просто нет места.

    Уникальные адаптационные возможности человека, как вида, достигаются благодаря способности быть домом для микроорганизмов. Именно стабильная и оптимальная микрофлора гарантирует здоровье человека, и служит ему щитом от болезней. И эти преимущества мы теряем, когда нарушается состав микрофлоры, либо уничтожается её количество. Что мы иногда и делаем, принимая антибиотики по совету современной медицины. Что происходит вследствие таких бездумных действий? Места в «доме» опустошаются, тем самым страдает наш иммунитет. А так как «свято место пусто не бывает», они и заселяются кем попало. В основном патогенными формами жизни, ввиду их большей агрессивности.

    Даже самое извращенное питание не ломает так нашу микрофлору, как применение антибиотиков. Ведь они еще долго после своего воздействия находятся внутри нас, чем препятствуют нарастанию естественной флоры. После «близкого знакомства» с современной медициной, возродить утраченное в разы тяжелее, и зачастую практически невозможно.

    источник: http://truehealth.ru

    Настройки просмотра комментариев

    Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

    Модель человека - плотоядная или растительноядная?

    Модель человека - плотоядная или растительноядная?

    Каковы причины того, что люди, употребляющие в пищу мясо, склонны к многочисленным заболеваниям? Одна из причин, по мнению биологов и диетологов, заключается в том, что пищеварительный тракт человека не приспособлен к перевариванию мяса. Плотоядные животные имеют сравнительно короткий кишечник (в три раза длиннее тела), что позволяет своевременно выводить из организма быстро разлагающееся и выделяющее токсины мясо. У травоядных животных кишечник в шесть раз длиннее тела, так как растительная пища разлагается намного медленнее, чем мясо. Человек, как и травоядные, имеет длинный кишечник, поэтому, когда он ест мясо, в его организме образуются токсины, которые затрудняют работу почек и способствуют развитию подагры, артритов, ревматизма и даже рака.

    "Но постойте, - возразит кто-то из читателей, - разве для человека не естественно питаться мясом? Разве наш организм не нуждается в белке животного происхождения?"

    Ответ на оба эти вопроса один - нет. Хотя некоторые историки и антропологи утверждают, что человек испокон веков известен как существо всеядное, наше анатомическое строение - зубы, челюсти и система пищеварения - более приспособлено к употреблению вегетарианской пищи. Ассоциация американских диетологов отмечает, что "подавляющее большинство людей на протяжении всей истории человечества питалось вегетарианской пищей". Знамениты шведский учёный Карл Линней утверждал: "Сравнительный анализ внешнего и внутреннего строения тела человека и животных доказывает, что естественной пищей для людей являются фрукты и сочные овощи".

    Физиологически люди стоят куда ближе к растительноядным животным, таким как обезьяны, слоны, лошади и коровы, чем к плотоядным, типа собак, тигров и леопардов.

    Скажем, хищники никогда не потеют; у них теплообмен происходит посредством регуляторов частоты дыхания и высунутого языка. Животные же вегетарианцы (и человек) обладают для этой цели потными железами, через которые тело покидают различные вредные вещества.

    У хищников длинные и острые зубы, для того, чтобы удерживать и убивать добычу; у травоядных (и у человека) короткие зубы и нет когтей.

    Слюна хищников не содержит амилазы и потому неспособна к предварительному расщеплению крахмалов. Железы плотоядных животных вырабатывают большое количество соляной кислоты для переваривания костей.

    Хищники лакают жидкость, как, например, кошка, травоядные же (и человек) втягивают ее сквозь зубы. Таких иллюстраций можно привести множество, и каждая из них свидетельствует: человеческий организм соответствует вегетарианской модели. Чисто физиологически люди не приспособлены к мясному рациону. Вот, пожалуй, наиболее веские аргументы в пользу вегетарианства."

    Человек - "плодоядный" (от "плоды"), а не "плотоядный" (от "плоть") живой организм. Посмотрите, как физиологически человек отличается от плотоядных (хищников)!

    * З у б ы у плотоядных животных длинные и заостренные, а у нас коренные зубы приспособлены для дробления и размалывания плодов, но не плоти.

    * С л ю н а плотоядных животных имеет кислую реакцию и приспособлена для переваривания животного белка: в ней нет веществ для переваривания углеводов. А наша слюна имеет щелочную реакцию и содержит вещество для переваривания крахмалов.

    * Ж е л у д о к плотоядных животных выделяет в 10 раз больше идеохлорной кислоты, чем желудок плодоядного животного и человека.

    * К и ш е ч н и к плотоядного животного в 3 раза длиннее его туловища и приспособлен для быстрого изгнания загнивающей пищи.

    Протяженность же кишечника человека в 12 раз больше туловища, и предназначен он для того, чтобы удерживать в себе пищу все то время, которое необходимо для всасывания питательных веществ.

    * П е ч е н ь плотоядного животного способна удалять в 10-15 раз больше мочевой кислоты, чем печень человека, любого плодоядного или травоядного животного. Наша печень может удалить лишь небольшое количество мочевой кислоты.

    Животные белки, попав в кровь, быстро расщепляются на две части: азотсодержащую и безазотистую. Азотсодержащая часть белка вообще непригодна для снабжения организма энергией. Она распадается при непосредственном образовании тепла на мочеобразующие вещества и выводится из тела, а вторая часть - безазотистая - как раз и доставляет организму всю сумму производительной энергии белка, но эта сумма - лишь половина полезного эффекта (52-56%). Мало того, этот безазотистый остаток есть не что иное, как содержащийся в белке углевод! Таким образом, для создания жизненной энергии нашего организма больше всего необходимо не белка, не жира, а углеводов, пусть даже синтезированных из белка.

    К сожалению, ни ортодоксальная медицина, ни диетологи, ни тем более пищевая промышленность не желают знать обо всех этих открытиях науки и уверяют всех, что настоящие белки человек может получить лишь из мяса, творога, яиц, рыбы, молока, сосисок, ветчины, бифштекса, сыра. Тем не менее исследования показали, что при огромной затрате сил, наш организм получает от мяса лишь 52-56%, да притом углеводов, в то время как в меде, сладких фруктах, овощах и орехах этот углевод присутствует в легкоусвояемой для нас форме и в лучших сочетаниях! Исследования говорят о том, что животные, кулинарные, а также искусственные белки наименее приспособлены для того, чтобы поставлять организму энергию. Мочевая кислота является особенно опасным токсичным веществом, которое может разрушить организм. А в результате переваривания мяса в организме высвобождается большое количество этой мочевой кислоты. Мы должны всегда помнить, что в отличие от хищников и всеядных животных у людей нет ферментного мочеприемника для расщепления мочевой кислоты.

    Моча плотоядных животных имеет кислую реакцию, а у человека - щелочную.

    Рука человека самой Природой создана для того, чтобы срывать фрукты с деревьев.

    Анатомия человека доказывает, что человеческий организм не приспособлен к мясоедению:

    Человек по классификации млекопитающих относится к отряду приматов, т. е. обезьяноподобных. Как известно, человекоподобные обезьяны — одни из самых сильных животных на планете, хоть они и не едят мяса. Приматы — убежденные вегетарианцы, их зубы не приспособлены для того, чтобы разрывать куски сырого мяса на части, а желудок не вырабатывает кислоту такой концентрации, как у хищников. У хищников уже в ротовой полости имеется кислая среда. Они питаются сырым мясом, переваривающимся частично за счет аутолиза, собственных ферментов, входящих в состав животных клеток.

    То, что человек устроен по подобию хищника, является очень распространенным заблуждением, которое легко опровергается вышеприведенными фактами.

    Эволюция питания и микрофлоры человека

    Эволюция питания и микрофлоры человека

     

    Эволюция человека многогранна, спорна и таинственна. Её загадки породили множество теорий. Гомо сапиенс, как и любое живое существо, постоянно совершенствуется и меняется под воздействием многих факторов, и одним из самых значимым является пища.

    В статье будет рассмотрена эволюция питания человека, переход от плодоядного рациона к плотоядному, а затем и к современному промышленному. Уделим так же большое внимание микрофлоре, как основному критерию качества нашего пищеварения.

    Вынужденная плотоядность

    Наши предки были плодоядными и жили в основном собирательством. Врожденные инстинкты и строение организма однозначно указывают на это. И так продолжалось длительный период времени, пока в определенный момент истории, под воздействием резкой смены климата, человек был вынужден сменить свой привычный рацион.

    Благодаря плодоядному устройству пищеварения и способности «уживаться» с широким спектром микроорганизмов, человек способен усваивать как свою пищу, так и хищников и травоядных. Это и способствовало его выживанию, как вида, при отсутствии видовой пищи.  Человек выжил благодаря преимущественно мясному рациону. Но чем больше он засиживался на такой «диете», тем более желанной средой обитания он становится для невидовых ему микроорганизмов и паразитов. Такая смена рациона человека резко высвободила уйму времени, которое тратилось ранее на собирательство, и стало толчком для использования огня и оружия. Так же резко расширилась среда обитания.

    Урон человеку, надолго увильнувшему от «природных правил», как отдельному индивидууму, наносится быстро, но в рамках целого  вида он скажется через 3-4 поколения. Известно, что новорожденный малыш получает часть микрофлоры от матери при рождении и в результате грудного вскармливания. И когда мама питается преимущественно плотью, её чадо перенимает часть микроорганизмов, свойственных плотоядным. Следовательно кишечник ребенка обретет способность успешно усваивать белки и жиры, но теряет способность рационально использовать клетчатку. Так же с самого рождения организм вырабатывает частичный иммунитет от пагубного воздействия невидовой микрофлоры. В итоге второе поколение меньше страдает, поедая не свойственную ему пищу, но и гораздо больше зависит от неё! Образуется более устойчивая система человек-микрофлора, которая легче переносит перекусы из животной плоти, но с самого рождения становится удобным ареалом обитания для не видовых микроорганизмов и паразитов. Так человек приобретает болезни.

    Все паразитические организмы «заточены» для захвата организма-хозяина, питающегося видовой пищей. Но законы эволюции «не разрешают» наносить существенный вред хозяину, тем самым сохраняя вид от вымирания. А вот невидовые паразиты, патогенные микроорганизмы, вирусы, грибки, оказавшись в «непривычном» для него организме, в данном случае, человеке, наносят ощутимый вред, а иногда могут попросту убить.

    Со сменой рациона у человечества резко возросла смертность до половозрелого возраста, что поставило под угрозу весь вид. Самым, пожалуй, известной такой «болячкой» является аппендицит, воспаление аппендикса. Напомню, что для хищников, этот орган не позволителен. Преобладающая у них анаэробная и гнилостная микрофлора, попав в него, обязательно спровоцирует воспаление. Бедные зверушки бы умирали одна за одной, пока не были попросту стерты с лица земли.  Само собой человек, «нырнув» в мясную кухню, тоже получает воспаления аппендикса. В то время это означало преждевременную кончину.

    Приспособление к микрофлоре хищника

    Следующие поколения плотоядных людей стало еще более зависимо от своего рациона. И чтобы окончательно не исчезнуть как вид и иметь возможность продолжать род, необходимо «заглушать» влияние патогенных организмов. Человечество вынуждено селиться поближе к природным источникам соли, солончакам и океану.

    Соль — яд для плодоядного гомо сапиенса. Но в ловушке, которую человек себе создал своим питанием, соль приносит преимущественно пользу. Да, она постепенно «изматывает» и убивает организм, но в первую очередь «душит» вредителей-паразитов. Соль — сильнейший антибиотик, который, тем не менее, позволяет человеку «пользоваться» микрофлорой хищника. Она также занижает скорость пищеварения. Пища дольше остается в кишечнике, как бы компенсируя его большую длину, нежели у хищников. Как альтернатива соли, использовались так же крепкие специи, красный перец, чеснок и т.д.

    У человека, как и у животных употребляющих плоть, зарождалась потребность в «заселении» микрофлоры из вне. Хищники для решения этой задачи поедают желудок своих жертв. У человека же появляется необходимость в смешивании пищи, обеспечивая частичное «проскальзывание» микробов прямиком в кишечник, минуя стерилизующее действие соляной кислоты желудочного сока. В помощь так же приходит и употребление животного молока, масел, которые способны, будучи смешаны с пищей, «доставлять» микроорганизмов в кишечник.  Так же способствует решению этой задачи и множество продуктов, вроде квашений, сыров, вин, дрожжевых. Недаром очень длительное время основой питания у многих народов были хлеб, мясо и вино.

    Организм, живя на употреблении мяса и термообработанной пище, начинает использовать кожные железы для усиленного вывода излишка токсинов. Человек начинает при этом «дурно пахнуть», что по сей день считается нормой. У настоящих хищников таких проблем нет, ввиду отсутствия потовых желез.

    Так и жил человек на протяжении достаточно длительного времени, балансируя между болезнями и относительным здравием, умирая от не свойственных ему расстройств и патологий, ввиду неустойчивости внутренней экосистемы. Жил, как мог, «сдерживая» буйных внутренних сожителей, пока не настала новая эпоха питания, индустриальная, которая внесла свои коррективы.

    Индустриальная жизнь

    Наше время. Для снабжения пищей стремительно возрастающего населения городов к продуктам питания потребовалось применение технологий удобрения, консервации, рафинирования, быстрой заморозки, пастеризации и т.д. Что не только сказывалось на уменьшении содержания в них питательных веществ, но и в появлении вредных. И без того шаткий организм плотоядного человека начинает все больше «разбалтываться» под влиянием промышленной пищи.

    Вместе с развитием пищепрома набирала свои обороты и медицинская сфера, цель которой была скомпенсировать последствия современного питания. Но её злоупотребление лекарствами и антибиотиками, обильное использование их для лечения симптомов болезней, а не причин, привела к еще большему хаосу в симбиозе человека и организмов микрофлоры. Системы организма  расшатывалось буквально малейшим дуновением ветра. «Здоровый организм» стал практически недостижимой роскошью.

    К отягчающим обстоятельствам нашего времени можно отнести загрязненность внешней среды, недостаток физической активности и «тяжелый» общий эмоциональный фон в обществе.

    В индустриальной эре количество вариаций болезней и патологий усилено растет, начиная проявляться буквально с «пеленок». Все больше набирают обороты адаптационные патологии нового питания, вроде ожирения, гипертонии, диабета и рака. Нормы же здоровья усиленно падают, видимо, чтобы не замечать общего «тупикового» состояния дел.

    Прогнозы и альтернативы

    Как и в варианте с внедрением мясной пищи в рацион, при питании промышленной пищей, вред будет значительно проявляться с каждым последующим поколением. Даже состояние здоровья наших дедов и прадедов, употребляющих и хлеб и мясную пищу, становится недостижимым. Более того, уже сегодня применение естественных методов оздоровления, вроде голодания, сыроедения, рецептов натуропатии, которые работали в прошлом, становятся все менее эффективными. Сегодня каждое новое потомство рождается в принципиально ином мире, с все более заниженными «нормами»  здоровья и самоощущения.

    В Европе захороненные каких-то двадцать лет назад люди, попросту не сгнивают в земле. У нас настолько много неестественной пищи в рационе, что мы попросту становимся не пригодны для взаимодействия с любыми, даже болезнетворными бактериями. Именно по этим причинам сегодня смертность от инфекционных заболеваний практически сведена к нулю. Зато мы больше стали гибнуть от сердечно-сосудистых заболеваний и ново-образований, вроде рака.

    Вполне вероятно, что в недалеком будущем мы практически перестанем болеть бактериальными болезнями. Зато и умирать будем значительно раньше от остановки обмена веществ. Будем как наша «пища будущего»: не портиться и не плесневеть годами, но и жить мы тоже не будем способны.

    Такое положение дел не может не спровоцировать поиск альтернативных путей, и примерно с середины ХХ-го века начали зарождаться различные диетические и оздоровительные системы, задача которых не просто компенсировать вред индустриальной жизни, но и полностью устранить его. Работы А.М. Уголева, Г.С. Шаталовой, РДТ, сыроедение, питание по Ниши, Аюрведа, раздельное питание, макробиотика и т.д. Пожалуй каждая система содержит полезные семена знаний, способных при разумном подходе, вывести здоровье на новый качественный уровень.

    Чем больше мы заходим «в тупик» в поисках здоровья, тем актуальнее пересмотр своих привычек. Дальнейшее же развитие человечества, без осмысления вышеописанного, скорее всего, будет затруднительно.

    источник: http://truehealth.ru

    Состояние нашей микрофлоры — важная часть здоровья, и зачастую р

    Состояние нашей микрофлоры — важная часть здоровья, и зачастую решающая.

    Клеток микробов больше чем наших родных в десяток раз, но мы сохраняем спокойствие, даже когда наш микромир являет собой сплошную патологию. Но если вскочит прыщик на лице — сразу закатываем драму.

    Обилие вопросов по микрофлоре подтолкнуло к написанию этой статьи. Стоит уделить больше внимания некоторым  принципам её формирования и «сотрудничества» с человеком. Но для этого придется вспомнить кое-что из биологии.

    Закон единства

    Вся жизнь в природе подвержена определенным законам и сосуществует не на «авось», а формируются в т.н. биоценозы. Это определенные цепочки отношений, напоминающие разделение труда, где каждый связан со своим окружением, и получает взаимную выгоду от этого. И выпадение определенного элемента системы сказывается на общей её эффективности.

    Биоценоз — это совокупность животных, растений, грибов и микроорганизмов, что заселяют определённый участок суши или акватории, они связаны между собой и со средой. Биоценоз — это динамическая, способная к саморегулированию система, компоненты (продуценты, консументы, редуценты) которой взаимосвязаны.

    Роль животного в этой системе настолько важно, что биология и вовсе не рассматривает тот или иной вид в изоляции от его ареала. Многие функции организма проявляются только в определенный условиях, поэтому говоря о живом создании важно учитывать контекст. Что порой полностью игнорируется.

    Важно вспомнить, что критерий эволюции является не только здоровье (и как следствие шансы на выживание). Множество животных вымерли будучи в полном здравии: они питаясь идеальной пищей, занимались «физкультурой» и дышали чистым воздухом. Но как только существо выпадало из биоценоза, оно было подвержено «усиленному вниманию» со стороны естественного отбора. Природа жертвует осколком целого, ради сохранения целого.  Такой отрыв из экосистемы мог случиться по разным причинам: резкая смена природных условий, пожары, вмешательство человека, разрыв ареала обитания и т.д. История жизни полна неожиданностей и хитросплетений судьбы.

    Известны случаи, когда отдельные виды птиц, отрываясь от своего ареала обитания, лишались естественных врагов. С одной стороны началась «счастливая жизнь»,  но спустя время их защитные способности атрофировалась за ненадобностью (вплоть до умения летать), и когда в их ареале снова появился противник, они просто вымирали.

    Любой живой организм обязан адекватно соответствовать своему ареалу обитания. Если это не так, то он будет занесен в «черные списки эволюции». Человека это правило касается тем более, учитывая нашу социальность.

    Вышеописанное «тесное сожительство», биоценоз, обладает одни интересной особенностью, именуемой гомеостазом. Это способность саморегулирования системы и компенсации определенного потока изменений окружающей среды. Чем сильнее гомеостаз, тем сложнее «испортить» весь биоценоз вмешательствами.

    Пример

    Все это можно проиллюстрировать примером. Пусть он не очень грамотный и точный, возможно кому-то он даже покажется эмоционально окрашенным, но зато он дает понимание сути. Это в данном случае важнее.

    Возьмем и засадим чистое поле семенами цветов, трав и деревьев. Вырастит пышный растительный урожай, и как следствие изменения условий, здесь обязательно поселятся обилие животных и насекомых. Бабочки, кузнечики, яркие птички… вся эта живность не просто придет на готовенькое, поест и удалится. Нет! Жизнь будет взаимодействовать между собой определенным образом, с целью максимально продуктивного сосуществования на территории. И эти отношения не ограничиваются лишь пищевой цепочкой. Все гораздо сложнее и разнообразнее. Именно такие связи образует естественный биоценоз, благодаря которому эволюции удается значительно поднять свою эффективность.

    Для эволюции жизнь едина.

    А если мы возьмём и сделаем из поля свалку? Набросаем отходов промышленности, пищевых огрызков и прочих прелестей человеческой жизни? Естественно о никаких бабочках и речи быть не может — здесь заведутся тараканы, крысы и прочая живность, способная питаться чем ни попадя, и не прихотливая к внешним условиям растительность. Серая и невзрачная.Будет ли здесь место взаимоотношениям? Безусловно! Все процессы будут по принципам схожи с предыдущим примером. Но она будет совершенно иная, тем не менее принцип адекватного соответствия условиям сохранится.

    Чем определяется эффективность биоценоза?

    А теперь давайте ответим на несколько вопросов.

    Станет ли хуже обитателям, если на полянке случайно окажется крыса или стайка тараканов? Защиты от такой случайности нет — но пришедшие гости не смогут как-либо повлиять на сложившиеся отношения. И не потому, что для гостей не найдется пищи, — а потому, что они неспособен сжиться в устоявшийся цепях отношений. Биоценоз зеленой лужайки и свалки не имеют ничего общего. Поэтому зашедший «гость» — это лишний элемент в стабильном «притершимся» механизме.

    Именно устойчивость системы определяет эффективность в первую очередь, а не составные её части!

    Так что «заблудшие» не помеха. Действует то, что систематично, а не случайно! Но если пришедшие будут действовать настойчиво и с определенной настырностью, да если еще и помочь им, мусора подкидывать, — то обязательно настанет момент, когда удастся сломать текущий гомеостаз. И это отразится на каждом участнике системы.

     

    Биоценоз человека и микромира

    Все описанные законы одинаково работают для любых представителей биосферы. И человека в том числе.

    Человек и его микромир — естественный природный биоценоз! Человек не стерилен, он пронизан миллионами организмов во всех тканях и жидкостях! В одном только кишечнике тысячи видов микрожильцов, их отношения сложны и разнообразны.

    И именно стабильность всей этой системы является основой нашего иммунитета и эффективности многих жизненных параметров.

     

    Я думаю аналогии с примером провести не сложно. Именно мы создаем условия для «гостей» своим образом жизни, куда относится и питание, и наличие двигательной активности, и взаимодействие с окружением. Мы выбираем с кем живем!

    Когда наш биоценоз устойчив и мы здоровы нет смысла уберегаться от тех или иных болезнетворов. ЗОЖ — это создание в себе «лужайки», среды в которой патогенные микроорганизмы просто не жильцы. Это не значит, что они не смогут там появиться (мы помним, крыса может оказаться на полянке), более того, они там всегда есть, но «потянуть на себя одеяло», тем самым изменив среду под себя болезнетворам просто не дадут.

    А дружественные микроорганизмы от патогенные организмов отличаются кардинально: первым в кайф та же среда существования, что и нам — вторым совершенно иная, неприемлимая нашему существованию.

    «Здоровье» микрофлоры

    Если взять рядового современного человека, который питается как не попадя, не занимается физкультурой и т.д. то его здоровье в исключительно редких случаях можно назвать крепким.

    Очень сложно настроить равновесие в организме, где каждая группа микроорганизмов пытается формировать условия под себя, что приводит к противоречиям. В желудке у нас полный кавардак где какие-только процессы не идут, гиподинамия в малоподвижных тканях гарантирует наличие анаэробных зон, где в отсутствии кислорода блаженствуют совсем другие «ребята» (болезнетворы или паразиты в большинстве случаев анаэробы). А если все это основательно сдобрено антибиотиками и прочими лекарствами?

    Есть принципиальная разница, строится баланс из участников-симбиотов или патогенов. Невозможно построить устойчивый баланс в наборе противоречий! Вот и получаем, что любое незначительное изменение окружающей среды сбивает и без того хрупкую гармонию моментально. Что остается, кроме как боятся каждого сквозняка и чиханья?

     

    Еще раз повторюсь, важен прежде всего баланс. Он всегда первичен, и увеличивает КПД участников системы значительно. Даже самые «плохие» микробы дадут гораздо больше здоровья, при условии наличия гармонии. Все хоть раз в жизни встречали человека, который ведет просто безобразный образ жизни, но при этом он себя неплохо чувствует. Это тот редкий случай, когда все удачно «притерлось» и адекватно соответствует условиям. Как правило, серьезные вмешательства в такой биоценоз, даже на первый взгляд здравые (смена диеты, процедуры оздоровления), могут навредить, сломав устойчивый гомеостаз. И пока он не настроится, показатели здоровья не превысят прошлого показателя.

    Стоит еще вот что сказать: когда организм здоров, то различные «шалости», которые не способны пошатнуть общее равновесие, превращаются в безвредные. Нет смысла бояться промочить ноги, съесть что-то вредное если организм здоров и без проблем компенсирует это. Люди, опасающиеся любого вреда, не понимают само понятие «здоровье» и тем более его предназначения. Оно как раз и позволяет нивелировать  «проблемы» и его величина пропорциональна устойчивости гомеостаза.

    источник: http://truehealth.ru

    Микрофлора человека очень важна для здоровья

    Микрофлора человека очень важна для здоровья

    «Здоровье — это не все, но, когда оно исчезает, все становится ничем» — этот суровый афоризм является довольно известным. Именно непосредственная угроза здоровью или жизни человека заставляет его вспомнить о враче, ища у него совета или спасения. Это касается всех подразделений медицины — от хирургии до психиатрии. Потребность в неотложной скорой помощи, а также определены стандарты лечения вызвали популяризацию медикаментов и процветания аптечного бизнеса. К сожалению, на то, что все фармацевтические препараты имеют огромный перечень вредной побочного действия на организм, считаются мало, оправдываясь отсутствием альтернативы.
    Однако ситуация меняется вместе с развитием медицины пробиотиков. Пробиотики (в переводе — «за жизнь») — живые микроорганизмы, которые в случае введения в человеческий организм положительно влияют на него, оздоравливая и нормализуя естественный баланс его внутренней микрофлоры. Эти препараты являются мощным средством для регулирования состояния здоровья человека, поддержания биологического баланса организма, они имеют выраженный профилактический и лечебный эффект.
    Медицина пробиотиков относится к области экологической медицины и базируется на сложившихся биологических истинах, в частности, что человек и его микробный мир имеют общую доме, о чем свидетельствует и термин «экология» от греческого слова «ейкос» — дом. Эта парадигма очень важна в вопросах сохранения и восстановления здоровья, достижения активного долголетия. Газета «Здоровье и долголетие» вместе с проводником новой профилактически-лечебной методологии — компанией «А.Д. Подснежник », начала цикл публикаций с целью ознакомления читателей с новым и очень перспективным направлением в сфере здравоохранения. Разговор, начатый доктором биологических наук, профессором Дмитрием Янковским, продолжает выдающийся украинский ученый-микробиолог, академик НАН Украины, член-корреспондент Намного Украины, профессор Владимир Широбоков — один из бесспорных основателей учения о микробную экологию человека.
    Кафедра, возглавляемая В. Широбоков, по своему уровню — это своеобразный профессиональный институт, а референс-лаборатория, работавшая в составе кафедры, приобрела международное значение.
    В последние годы академик В. Широбоков уделяет особое внимание микробном баланса в биологии человека как, возможно, решающем факторе сохранения его биологического равновесия. Результатом этих работ стала уникальная монография В.П. Широбокова, Д.С. Янковского, Г.С. Димент «Микробная экология человека» с цветным атласом.

    Микроб-ВРАГИ и микробы-ДРУЗЬЯ
    - Случилось так, — задумывается Владимир Павлович, — что микробы рассматривались длительное время лишь как беспощадные или хотя опасные враги человечества. И такое отношение к микроорганизмам, а отсюда и их изучение с точки зрения обезвреживания было логичным и оправданным. Еще до изобретения микроскопа врачи предыдущих столетий доказали: конкретные возбудители чумы или холеры, сибирской язвы или тифов действительно существуют. Это и побудило ученых к созданию антибиотиков — лекарственных средств, механизм действия которых основан на основе уничтожения одними микробами др.
    Однако с развитием биологии и медицины появилось и широкое понимание микробного мира, в частности выдающийся ученый И. Мечников направил свою работу на исследования микробов — друзей человека. Именно он основал науку о пробиотики. Будто предвидел, что чрезвычайная популяризация антибиотикотерапии обусловит потребность в препаратах, которые будут восстанавливать, поддерживать, нормализуватимуть нарушенную микрофлору организма.

    ПОЛЕЗНЫЙ МУРАВЕЙНИК ВНУТРИ ЧЕЛОВЕКА
    - Рубрика, начатая газетой, должен содержать, по моему мнению, практические комментарии к такой ситуации. Дело в том, что человек, как и другие млекопитающие, — не хозяин, а лишь Новоселец в микробном безграничности, которое существует 3,5 миллиарда лет. Известно и несколько изучено несколько сотен видов микроорганизмов, но это примерно 5% от всего их массива. Таким образом, выяснено, что микробное равновесие в биотопах (относительно открытых полостях человеческого организма), открытых средах человека — нужная норма жизни. Можно добавить, что микробы защитной системы организма человека каким образом переговариваются между собой, действуют сообща. Если хотите, это полезный муравейник внутри нас. Антибиотики и другие продукты цивилизации спровоцировали определенную дисгармонию в этой невидимой империи. И условно-патогенные микробы (микроорганизмы, которые способны в случае снижения иммунной защиты человека вызвать заболевание) в ответ на воздействие антибиотиков стали защищаться, приобретая устойчивость к этим препаратам. И цель нашего разговора, думаю, такой: не искать, кто виноват, а советовать, что делать …

    Где формируется МИКРОБНЫХ ЗДОРОВЬЕ
    - В своей книге Вы, Владимир Павлович, касаетесь основных форпостов, где формируется микробное здоровья человека. Расскажите, пожалуйста, о них.
    - Первым бастионом, где формируется микробное здоровья, начиная с первых часов или даже минут после рождения ребенка, является ротовая полость. Младенец получает микробную часть полезных единиц (бифидобактерии, лактобациллы) от матери. И грудное вскармливание имеет значительные преимущества перед искусственным, прежде всего в таком важнейшем процессе, как заселение пищеварительного канала полезными микроорганизмами.
    - Но тут возникает вопрос: очень желательно, чтобы мать была микробиологически здоровой.
    - Сегодня это не всегда так. Ведь новорожденный сначала проходит родовые пути, а гинекологические инфекционные проблемы — сейчас не редкость. Таким образом, запланированная беременность требует внимания со стороны специалистов женской консультации относительно микробиологического баланса в организме беременной. Мультипробиотики во время беременности являются полезными и часто крайне необходимыми для будущей матери.
    - В каких зонах человеческого организма микробный защита выходит на первые роли?
    - В пищеводе, желудке, тонких кишках. Но прежде всего в толстых кишках, микробиологическую важность которых, кстати, впервые подчеркнул И. Мечников.
    - Опишите, пожалуйста, подробнее микробную картину органов пищеварения.
    - Желудок имеет кислотную среду, поэтому его биопленка сформирована из устойчивых полезных микроорганизмов. Этот орган нуждается микробной поддержки со стороны лактобацилл и бифидобактерий. Относительно известных в гастроэнтерологии микроорганизмов типа геликобактер пилори, которым отводится роль главного провокатора возникновения язвенной болезни, они действительно в значительной части случаев провоцируют язвы желудка, усиливают онкологические риски, но не всегда. Эта микрофлора часто присутствует в желудке, и укрощать ее, по моему мнению, следует выборочно, основываясь на клинических, микробиологических и других диагностических показателях.
    В функционировании тонкой кишки, в которой усваивается часть питательных веществ, также важную роль играет биопленка. Но наиболее мощной фабрикой микробного здоровье (и, наоборот, микробных расстройств) является толстая кишка.
    Поэтому микробиотичний препарат «Симбитер» и многие другие пробиотиков являются чрезвычайно полезными в формировании нужного микробного баланса.
    - Микробиологическое здоровье у человека должно быть во все периоды ее жизни. Поэтому закономерно, что проводниками новой медицинской стратегии есть ученые и врачи-педиатры совместно с акушерами-гинекологами.
    - Это действительно важно, потому что эти специалисты и являются главными в заботе о ребенке и мать. Уместно подчеркнуть, что специальные серии мультипробиотика «Симбитер» можно, а иногда просто крайне необходимо, применять даже младенцу.

    УКРАИНСКИЙ ПРЕПАРАТЫ Восстановлю ПРИРОДНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА
    - В чем заключаются основные преимущества именно украинский мультипробиотиков?
    - Их пробиотические компоненты (на примере «Симбитера») содержат микроорганизмы, тождественные микрофлоре сбалансированного среды пищеварительного тракта — бифидобактерии, лактобациллы, пропионовокислые бактерии и т.д.). Они нейтрализуют условно-патогенную микрофлору, также имеющуюся в полостях человеческого организма. Но коренная отмена именно этих мультипробиотиков: отсутствие в этих пробиотических препаратах любых микробов даже с минимальными патогенными свойствами.
    - Последние строки Вашей книги о современном микробного мира акцентируют жизненную важность противодействия дисбактериоза (дисбиоз). Успехов Вам и Вашим научным единомышленникам в этих важных для многих разработках.
    - Я также благодарен газете за обращение к актуальной медико-социальной темы: микробиологический вселенная и человек.

    Источник: http://medpravda.com

    Плодоядные или всеядные?

    Плодоядные или всеядные?

    Современная наука о питании явно не на высоте. Под словом «мы» подразумеваю не только нашу страну, а человечество в целом. Теория сбалансированного питания привела людей в тупик, выбраться из которого путем ее «уточнения», «доработки» и прочими полумерами невозможно. Она неверна в самой своей основе, что все мы ощущаем на себе.

    Смерть от старости как естественное завершение процесса жизни, как постепенное угасание, не связанное с долгими мучениями, стало для нас недосягаемой мечтой. Болезни, одна другой опаснее, косят людей в возрасте, который биологически должен быть для человека возрастом расцвета, возрастом мудрости, плодотворной работы, любви, рождения и воспитания детей. Ослабленный неправильным образом жизни, и прежде всего несвойственным ему питанием, организм становится легкой добычей всевозможных заболеваний.

    Вы спросите: где же выход? Неужели, объединив усилия ученых всего мира, нельзя создать-таки теорию питания? Отвечу однозначно: нельзя! Пока мы сами не определимся, кто мы и каково наше место в природе.

    Первый и главный вопрос, на который всем нам, следует дать ответ: какие мы, плодоядные или всеядные? И сделать это поможет сама природа.
    Обратимся к фактам, которые она нам во множестве представляет. Часть из них я уже приводила: это видовые анатомические и физиологические особенности человеческого организма, это положительный опыт людей, полностью исключивших мясо из своего рациона питания, это, наконец, печальные для человека последствия потребления мяса.

    Согласна, на каком-то этапе развития животный белок стал той ступенькой, которая позволила человеку стать человеком. Но означает ли это, что мы и дальше должны жить на лестничной площадке? Может быть пора уже обустраивать свою «квартиру» в той экологической нише, которую отвела нам природа? Да так, чтобы не тревожить соседей, не отравлять им жизнь своим бескультурьем и невежеством, чтобы наши удобства, которым мы так привержены и которыми сверх всякой меры дорожим, не оборачивались для них погибелью и разорением. Если мы допустим это, то и наша «квартира» станет для всех нас коллективным могильным склепом.

    Предположим, мы сделали выбор в пользу целительной пищи. Во всяком случае я надеюсь на это и делаю все, что в моих силах, чтобы способствовать правильному выбору. В таком случае наука о питании должна будет ответить на второй, решающий, вопрос: является ли пища единственным источником восполнения энергетических затрат человека? Теория сбалансированного питания, ничтоже сумняшеся, отвечает на него однозначно: «да».

    Однако многочисленные факты свидетельствуют о том, что это далеко не так. Будем рассуждать логически. Скажите, может ли человек искупаться, скажем, в море и выйти из воды сухим? Мы можем не знать теории, объясняющей смачивающие свойства воды, однако обычный житейский опыт подскажет нам, что это невозможно. Но ведь и человек, и все живое на Земле буквально купается в океане энергии.

    Причем видов энергии существует множество, как открытых наукой, так и неизвестных еще. Здесь и космическое излучение, и энергия Солнца, и, как показали упоминавшиеся уже теоретические исследования И. Герловина, энергия физического вакуума. «Калорийщики» же признают только один ее вид — тепловую, т. е. энергию окисления, в процессе которой происходит разрыв химических связей вещества. Это далеко не самый эффективный вид энергии в соответствии с постулатом второго закона термодинамики.

    Однако сама жизнь опровергает их искусственные построения. Еще в начале века ученые обращали внимание на химическое и биологическое сходство гемоглобина крови с хлорофиллом растений. Тогда же швейцарский клиницист М. Бирхер-Беннер высказал предположение, что «и в животном может происходить превращение энергии Солнца в химическую энергию».

    В этой связи снова вспоминаю все свои переходы через пустыни и прежде всего особо памятное мне путешествие, часть которого проходила по высохшему дну Аральского моря, где на десятки и десятки километров не встретишь ни одного колодца. Будь приверженцы теории сбалансированного питания правы, ни я, ни ребята, которые шли со мной через раскаленные пески, не должны были бы вернуться домой, поскольку наш суточный рацион питания был не менее чем в 10 раз ниже рекомендуемого теоретиками для лиц тяжелого физического труда. Зато солнца было, что называется, море.

    Да если верить горе-теоретикам, при «дефиците» питания в пять с лишним тысяч килокалорий в сутки от нас и тени не должно было остаться. А между тем никто не утратил массы своего тела, а некоторые даже прибавили в весе. Я очень хотела бы услышать объяснения этого факта с позиции теории питания прошлого века, однако «калорийшики» в бой не рвутся, предпочитая позицию бессмертного кота Васьки, который, как известно, слушает да ест.

    Пока мы с вами не пробудимся от летаргии, сытная жизнь и спокойный сон им обеспечены, а нашим уделом будут оставаться долгие болезни и короткий век.

    Третий вопрос, на который должна дать ответ наука о питании, это вопрос о том, какую получает наш организм энергию с пищей: только ли тепловую, как убеждают апологеты господствующей ныне теории, или еще ту, которая все еще остается вне поля их зрения, — биологическую.

    Для начала приведу наводящий на серьезные размышления факт. Как известно, новорожденный, питаясь исключительно материнским молоком, за 180 дней удваивает свой вес. Пытаясь как-то объяснить этот феномен, «калорийщики» пускаются в рассуждения о высокой калорийности материнского молока. Как же выглядит положение на самом деле? В 100 граммах молока содержится всего 2 грамма белка и мизерное количество жиров и углеводов. Если пересчитать рацион младенца на килограмм его веса, то окажется, что по калорийности он сравним с пищевым рационом самого последнего нашего нищего, влачащего полуголодное существование. А новорожденный, несмотря на это, процветает, растет не по дням, а по часам. Что это означает с позиции энергорасхода и энергопотребления по законам теории сбалансированного питания?

    Прежде чем предлагать вам какие-то выводы и мысли на этот счет, расскажу об одном любопытном опыте. Новорожденных мышек поят натуральным молоком, и они живут припеваючи. Однако стоит заменить натуральное молоко смесью, абсолютно точно, вплоть до ферментов, воспроизводящей его химический состав, но ингредиенты которой получены не из живого вещества, как мышки одна за другой гибнут. Живут даже меньше, чем на простой воде. Стоит однако к этой искусственной смеси добавить хотя бы чуть-чуть, буквально несколько капель натурального молока, и подопытные мышки, словно напившись живой воды, становятся шустрыми, подвижными, как и прежде.
    Наивно было бы ожидать каких-либо объяснений этих фактов от апологетов теории сбалансированного питания.

    Существует, в частности, предположение, что все материальные формы, как живые, так и неживые, обладают не только энергией, но и информацией. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться, однако тот, кто воспринимает природу в ее целостности, а Система Естественного Оздоровления основана именно на этом принципе, постоянно ощущает присутствие этого третьего элемента в единстве материи и энергии. Таким образом, уместнее, наверное, говорить о триединстве — материя — энергия — информация?. Поэтому, когда речь будет идти о биологической энергии, не забывайте и о последнем члене триединой формулы.

    А теперь вернусь к более высокому, чем тепловая, виду энергии, которая не регистрируется современными грубыми методами и приборами. Именно эту энергию получает с молоком матери младенец, именно она оживляет находящихся на пороге гибели мышек. Эта энергия, словно сжатая пружина, таится до поры до времени в зернышке пшеницы, чтобы, дождавшись урочного часа, выстрелить тянущимся к солнцу ростком. На ее существование указывали наиболее прозорливые умы человечества и, в частности, В. И. Вернадский, который назвал ее биологической, подчеркнув при этом, что она еще недоступна нашему пониманию энергии.

    А упоминавшийся чуть раньше швейцарский ученый Бирхер-Беннер вообще предложил учитывать ценность пищевых продуктов не по их теплотворной способности, а по способности аккумулировать энергию Солнца. В соответствии с этим он разделил продукты питания на три категории. К первой, наиболее ценной, он отнес продукты, потребляемые в естественном виде. Это фрукты, овощи, ягоды и плоды, коренья, салаты, орехи, зерна злаков, каштаны, из животных продуктов только сырое молоко и яйца.
    Во вторую группу, характеризующуюся умеренным ослаблением энергии, вызванным нагреванием в процессе кулинарной обработки, ученый включил овощи (листья, стебли и корни), клубни растений (картофель и др.), вареные зерна злаков и мучные блюда из них, вареные плоды, из продуктов животного происхождения — кипяченое молоко, молодой сыр, масло, вареные яйца.
    В третью группу вошли продукты с сильным ослаблением энергии, вызванным омертвлением, нагреванием или тем и другим: грибы, как не способные самостоятельно накапливать солнечную энергию, спелый сыр, сырое, вареное или жареное мясо, рыба, птица, копченые и соленые мясные продукты, дичь. Как видим, шкала ценности пищевых продуктов, предложенная Бирхер-Беннером, прямо противоположна той, что рекомендует нам теория сбалансированного питания. Кто же из них все-таки прав?

    Лично для меня никаких сомнений не осталось после разработанного и поставленного по моей методике эксперимента со сверхмарафонцами. Несколько слов о самом виде спорта. В отличие от обычного марафона, дистанция которого составляет 42 километра 195 метров, сверхмарафонцы преодолевали за 7 дней 500 километров — по 70-72 километра в день. Эта предельная для человеческого организма нагрузка вполне соизмерима с самой тяжелой физической работой. И сверхмарафонцы, и занятые таким трудом работники расходуют в день до 6000 килокалорий.

     

    Суть эксперимента состояла в том, что в группу из 40 сверхмарафонцев я включила несколько подготовленных по моей методике спортсменов. Первые питались по рационам, составленным специалистами-«калорийщиками» и потребляли в сутки примерно 190 граммов белка, около 200 граммов жира и 900 граммов углеводов, что в пересчете и давало те самые 6000 килокалорий. Набор продуктов полностью соответствовал представлениям «теоретиков» и состоял из мяса во всех мыслимых видах, вермишели, макарон, сладостей. Спортсмены, входившие в мою группу, получали в сутки 28 граммов белка, 25 граммов жиров, 180 граммов углеводов, что по принятой «калорийщиками» методике расчета соответствовало 1200 килокалориям. Продукты были полноценными, энергоемкими, сохранившие свои природные свойства: свекла так свекла, а не концентрат. Свежая зелень, фрукты, овощи, цельные зерна злаковых, крупы. Строго соблюдалась гигиена питания.

    Для сверхмарафонцев первой группы все эти тонкости, составляющие неотъемлемые элементы культуры питания человека, в расчет не принимались, так как теория сбалансированного питания других богов, кроме килокалорий, не признает.

    Во всем остальном — в физических нагрузках, режиме дня — никаких различий между участниками эксперимента не было. Сравнительный анализ, проведенный специалистами института физкультуры, показал, что мои питомцы оказались более выносливыми и, самое интересное, не только не теряли в весе, но и прибавили.

    А вот выдержка из протокола, зафиксировавшего результаты другого эксперимента — четырехдневного пробега Академгородок — Барнаул, в котором участвовали 13 членов клуба любителей бега Сибирского отделения АН СССР. В день они пробегали по 50 километров, затрачивая на каждый километр 4-5 минут.

    «Ежедневно до и после бега, — говорится в документе, — проводилось взвешивание участников с точностью до 50 граммов. За время пробега трое сохранили вес без изменения, четверо прибавили в весе от 0,7 до 2 килограммов». Чтобы читатель в полной мере оценил значение этого факта, скажу, что марафонцы, питающиеся по нормативам устаревшей теории, за одно соревнование теряют в весе до 3-4 килограммов.

    Результаты эксперимента были восприняты ее сторонниками как гром среди ясного неба. Ведь по их представлениям 1200 килокалорий недостаточно даже для того, чтобы возместить минимальные энергозатраты организма, находящегося в состоянии полного покоя. А здесь такая колоссальная нагрузка! Но гром прогремел, и все осталось по-прежнему. Думаю, нет нужды задаваться вопросом почему: если факты противоречат постулатам господствующей теории, тем хуже для фактов.

    Слишком уж рельефно проявилась в этом эксперименте ошибочность общепринятых физиологических оценок здоровья, основанных на нормативах теории сбалансированного питания, чтобы предать его итоги широкой огласке. В результате моих многолетних экспериментов прежде всего удалось получить научное представление о нормах истинного здоровья, в отличие от «практического здоровья». Основной обмен здорового человека, живущего по Системе Естественного Оздоровления, составляет 250-400 килокалорий вместо 1200-1700 килокалорий «практически здорового» и еще трудоспособного, но фактически уже хронически больного человека.

    В разработанной мной Системе нашло практическое воплощение большинство идей, высказывавшихся в разное время крупнейшими учеными мира, которые много и плодотворно размышляли о месте человека в живой и неживой природе, о бесчисленных нитях, связывающих его со Вселенной. Причем каждая из них, прежде чем быть включенной в Систему, проходила придирчивую практическую проверку в многочисленных опытах и экспериментах, часть которых я привела в этой книге. В результате, как я считаю, удалось опровергнуть представления о восполнении энергетических затрат человеческого организма. Но теория сбалансированного питания не сдает своих позиций. Она будет сохранять их до тех пор, пока вы сами не откажете ей в своей молчаливой поддержке, не избавитесь от привычек и пристрастий, составляющих для нее благодатную почву.

    Мы сейчас оказались на распутье. Калорийная теория питания доказала свою полную несостоятельность. Наука же о питании еще не создана, и главная тому причина — низкий уровень наших представлений в науке о человеке. Тем не менее мы уже знаем, в каком направлении идти, осталось сделать первый шаг. Давайте же сделаем его, ведь дорогу осилит только идущий.

    Шаталова Галина «Здоровье человека: философия, физиология, профилактика»